«Все будет хорошо, через год выйдешь»: как решалась судьба участников московских протестов

Источник: forbes.ru

Вечером 3 сентября в Новопушкинском сквере несколько десятков человек вышли в поддержку фигурантов дела о массовых беспорядках на протестной акции 27 июля. Акция прошла спокойно — даже полицейских было мало. Основные события вторника развернулись не здесь, а в Тверском суде, который вынес участникам московских протестов лета 2019 года первые приговоры.

«Дадинская» статья

Утром перед Тверским судом Москвы выстроилась огромная очередь из журналистов, родственников и друзей обвиняемых. На столбах перед входом сотрудники суда прикрепили на скотч бумажки с надписями «Вход для представителей СМИ и людей с повестками». Однако в залах заседаний в итоге было полно и других людей — участников групп поддержки обвиняемых и просто сочувствующих.

Безопасность обеспечивали конвоиры с собаками. В некоторых залах — например, зале судьи Станислава Минина — приставы на входе еще раз переписывали паспортные данные пришедших на заседание. Минин рассматривал дело активиста Константина Котова. Ему вменяется самая «экзотическая» статья из всех, по которым обвиняются участники московских протестов, — «неоднократное нарушение порядка проведения митинга» (статья 212.1 УК РФ, до двух лет лишения свободы). За пять лет существования этой статьи по ней был осужден только один человек — активист Ильдар Дадин. Но и его приговор впоследствии был отменен Верховным судом.

Согласно обвинительному заключению, Котов за последние полгода принял участие в четырех несогласованных митингах, в том числе в июньском шествии в поддержку журналиста «Медузы» Ивана Голунова. В июле Котов опубликовал пост, где призвал всех выходить на Трубную площадь в знак протеста против недопуска независимых оппозиционных кандидатов в Мосгордуму. За все эти нарушения Котов уже приговаривался к штрафам и арестам по административным делам.

«Котов игнорировал требования полиции, скандировал политические лозунги: «Допускай!», «Россия будет свободной», — зачитывал обвинительное заключение прокурор. — Его действия могли создать угрозу охраняемым законом правам граждан».

«Я общественный порядок не нарушал и права других граждан тоже, за них я и выходил в соответствии с 31-й статьей Конституции (право собираться мирно и без оружия. — Forbes)», — возражал из стеклянного аквариума сам Котов. Адвокаты Котова Мария Эйсмонт и Эльдар Гарос потребовали от суда детально изучить материалы дела и видеозаписи с митингов и акций, чем суд и занялся.

Особый порядок

В это время этажом ниже судьи Анатолий Беляков и Александр Меркулов без изучения документов и видео рассмотрели дела Данила Беглеца и Ивана Подкопаева. Дело рассматривалось в особом порядке, поскольку оба они согласились с обвинением (им вменялась статья 318 — применение насилия к представителям власти). Уже к обеду Беглеца и Подкопаева приговорили к реальным срокам — двум и трем годам колонии общего режима соответственно.

Беглец и Подкопаев участвовали в акции 27 июля, которая стала рекордной по задержаниям (по данным «ОВД-Инфо», число задержанных составило 1373 человека). Согласно материалам дела, в Камергерском переулке Беглец, индивидуальный предприниматель из Мытищ и отец двоих детей, попытался помешать командиру батальона Никитину задерживать митингующих и схватил его за запястье, «чем причинил боль». Подкопаев же, специалист по починке техники из Одинцово, обвинялся в том, что распылил на митинге перцовый баллончик.

В суде оба обвиняемых раскаивались и приносили потерпевшим извинения. Однако на вердикт суда это не повлияло. «Все будет хорошо, — утешала Беглеца его гражданская супруга. — Через год выйдешь». То время, что Подкопаев и Беглец проведут в следственных изоляторах до отправки в колонии, им будет пересчитано как «один день за полтора».

«Ударил по забралу так, что у меня откинулась голова назад»

Во вторник перед судом предстали еще двое участников протестов, обвиняемых по 318-й статье, — Кирилл Жуков (в Тверском суде) и Евгений Коваленко (в Мещанском).

Жуков до ареста работал администратором паблика «Ориентир». По версии следствия, на митинге 27 июля он ударил росгвардейца Аскарбека Мадреймова по голове и пытался сорвать с него шлем. Историю избиения суд услышал от потерпевшего лично. 22-летний Мадреймов, встав за трибуну, рассказал, что служит пулеметчиком 1-го отделения 2-го взвода войсковой части 3419.

«В 14:30 мы стояли в цепочке в Брюсовом переулке, я увидел мужчину в коричневой куртке. Он подошел ко мне, ударил по забралу так, что у меня откинулась голова назад», — рассказывал потерпевший. Он утверждал, что обвиняемый причинил ему сильную боль. После этого на протяжении почти часа судья и все участники процесса выясняли, куда пришелся удар и как ремешок от шлема повлиял на болевые ощущения Мадреймова.

Сам Жуков вину в суде не признавал и утверждал, что хотел только привлечь внимание сотрудника к пострадавшей на акции женщине.

48-летний Евгений Коваленко, работник железной дороги, был задержан одним из первых и самым первым признал вину. Именно он, по версии следствия, бросил мусорную урну в полицейских. На заседании Коваленко отказался признавать вину.

И Коваленко, и Кириллу Жукову грозит до пяти лет лишения свободы. Решения по их делам 3 сентября суд так и не вынес.

Егора Жукова отпустили домой

Во вторник, 3 сентября участникам протестных акций не только выносили приговоры. Некоторым изменили меру пресечения — на домашний арест. Басманный суд решил перевести из СИЗО домой двух фигурантов дела — студента ВШЭ и блогера Егора Жукова и Сергея Фомина.

Кроме того, Следственный комитет сообщил, что прекращает уголовные дела в отношении пяти задержанных после акции 27 июля — Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка, Владислава Барабанова и Дмитрия Васильева.

При участии Александра Левинского

Прораб, студент, волонтер: кого арестовали по делу о массовых беспорядках 27 июля

1 из 9

Youtube

2 из 9

Facebook

3 из 9

Вконтакте

4 из 9

Вконтакте

5 из 9

Вконтакте

6 из 9

7 из 9

Максим Блинов / РИА Новости

8 из 9

Максим Блинов / РИА Новости

9 из 9

Максим Блинов / РИА Новости

Егор Жуков

Егор Жуков, 21-летний студент Высшей школы экономики, ведет свой политический блог на YouTube с аудиторией в 107 тысяч подписчиков. Согласно материалам дела, он был задержан рано утром 2 августа дома у родителей. Ему предъявлены обвинения в участии в массовых беспорядках (статья 212 Уголовного кодекса)  — по версии следствия на митинге он управлял толпой.

В материалах дела содержится протокол осмотра видеозаписи, на которой видно, как Жуков делает какой-то знак рукой и показывает толпе «идти направо». Впрочем, саму запись в суде никто не видел.

Сам он вину не признает. А его адвокат просил отравить молодого человека под домашний арест.

 

Алексей Миняйло

34-летний Алексей Миняйло до ареста был волонтером штаба незарегистрированного кандидата в Мосгордуму Любови Соболь – тренировал сборщиков подписей. Он также обвиняется в участии в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 Уголовного кодекса). Но его адвокаты утверждают, что суть его обвинений не конкретизирована.

Дело в том, что весь день 27 июля, Миняйло провел в суде по задержанию за акцию 14 июля и был вновь задержан уже только вечером – на подходах к Трубной площади.

В суде адвокаты передали поручительства за него от полоитолога Екатерина Шульман, а также от ведущей Татьяна Лазарева. Родители же обвиняемого предлагали залог в миллион рублей.

Иван Подкопаев

Об обвиняемом Иване Подкопаеве известно, что ему 25 лет, он живет в Одинцово (Подмосковье). На суде следователь говорил, что молодой человек не работает и у него нет постоянного дохода. Подкопаеву вменяется участие в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 Уголовного кодекса).

У Подкопаева в личных вещах после задержания на несогласованной акции были найдены нож и молоток.

Самариддин Раджабов

Из страниц в социальных сетях 21-летнего Самариддина Раджабова известно, что молодой человек пишет рэп. Он родился в Таджикистане, живет в Подмосковье, работает прорабом на стройке, но официально не трудоустроен.

Согласно материалам дела, на акции 27 июля Раджабов метнул пластиковую бутылку в сторону полицейских, она попала одному из них по голове и «причинила боль». Поэтому кроме участия в массовых беспорядках, ему также вменяется применение насилия к сотрудникам власти (статья 212 и 317 Уголовного кодекса).

 

Кирилл Жуков

28-летний Кирилл Жуков работал администратором паблика «Ориентир». Помимо участия в массовых беспорядках, ему также вменяется применение насилия к сотрудникам власти (статья 212 и 317 Уголовного кодекса). На несогласованном митинге 27 июля он не только присутствовал, но и пытался открыть забрало у одного из бойцов Росгвардии, но тот отвел его руку. Видео с этим фрагментов было показано в программе Владимира Соловьева на России-1. «Из слов потерпевшего [на очной ставке] не следует, что ему были нанесены какие-то удары и причинена физическая боль», — говорила в  суде адвокат Жукова Светлана Байтурина.

После решения об аресте Жуков объявил голодовку. 

Евгений Коваленко

Самым первый, 29 июля под арест попал 48-летний Евгений Коваленко. Его арестовывал Мещанский суд. Согласно данным, оглашенным в суде, Коваленко — уроженец Красноярского края, сейчас живёт в Чеховском районе Подмосковья, работает в ведомственной охране железной дороги. По версии следствия, он бросил мусорный бак в одного из силовиков, когда они задерживали активистов.
Сейчас сам Коваленко не только признал вину, но и написал явку с повинной. Это будет учитываться в качестве смягчающих обстоятельств.

Владислав Барабанов

22-летний активист Владислав Барабанов специально приехал на митинг 27 июля из Нижнего Новгорода, был задержан на акции сначала по административному делу, но из спецприемника отправился сразу под арест.

Согласно анкетным данным, молодой человек не учится и не работает. Его обвиняют в участии в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 Уголовного кодекса). По версии следствия, во время «акции массового неповиновения», как несогласованный митинг называют следователи, Барабанов координировал действия протестующих. Сам молодой человек в суде отказался отвечать на вопрос судьи о том, зачем он приехал в город 27 июля, сославшись на статью 51 Конституции, которая дает право не свидетельствовать против себя.

«Считаю обвинения абсурдными. Если я, находясь под стражей, начну оговаривать себя, это значит, что ко мне применялись пытки и психологическое давление», — заранее предупреждал Барабанов.

 

Сергей Абаничев

25-летний Сергей Абаничев до ареста работал менеджером в компании «Ньюмедсолюшнс». Его друзья утверждают, что он не интересовался политикой. Адвокат Светлана Сидоркина рассказывала, что ее подзащитный приехал на Пушкинскую площадь, чтобы сдать обувь в ремонт, но решил подойти посмотреть, что происходит.

Сейчас Абаничев обвиняется в том, что бросил в силовика пустой бумажный стаканчик из под кока-колы.

В суде адвокат Сидоркина рассказывала, что несколько лет назад молодой человек получил серьезную травму головы и переломы обеих рук и сейчас у него «нарушение целостности костей черепа».

 

Даниил Конон

22-летний Даниил Конон – студент МГТУ имени Баумана, был волонтером в штабе незарегистрированного кандидата в Мосгордуму Ивана Жданова. По версии следствия, он, как и другие фигуранты дела, координировал движение активистов на несанкционированном митинге. Теперь он обвиняется в участии в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 Уголовного кодекса).

Преподаватели МГТУ имени Баумана, по словам защитника Конона, были готовы поручиться за студента, родители предлагали внести залог. Тем не менее, судья отправил Конона под арест на два месяца.

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.