Какие стихи писал Сталин и почему не дал издать их даже в переводе Пастернака



У юного Иосифа Джугашвили было серьёзное увлечение – он писал стихи. Точно известно о шести его стихотворениях, которые в своё время оценил лучший грузинский поэт того времени и редактор влиятельной грузинской газеты Илья Чавчавадзе. Он убеждал Сосо не оставлять занятия поэзией, но тот выбрал революцию и политическую деятельность.

Лучшее стихотворение Сталина


Был в жизни Иосифа Виссарионовича Сталина человек, о котором он хранил тёплые воспоминания всё свою жизнь. Это классик грузинской литературы Илья Григорьевич Чавчавадзе. Он называл его «крупнейшей фигурой среди грузинских литераторов XIX и начала XX века» и как-то в беседе с режиссёром Чиаурели заметил: «Не потому ли мы проходим мимо Чавчавадзе, что он из князей?». И кстати, именно Чавчавадзе отобрал лучшие стихотворения 16-летнего семинариста Сосо Джугашвили и опубликовал их в тифлисской литературной газете «Иверия».


Этот юноша с пронзительным взглядом Иосиф Джугашвили.

Стихотворение будущего вождя народов «Утро» в 1912 году вошло в учебник родного языка «Дэда Эна» и на протяжении долгих лет оставалось стихотворением, которое грузинская детвора заучивала одним из первых.

Ветер пахнет фиалками,
Травы светятся росами,
Все вокруг пробуждается,
Озаряется розами.

И певец из-под облака
Все живее и сладостней,
Соловей нескончаемо
С миром делится радостью:

«Как ты радуешь, Родина,
Красоты своей радугой,
Так и каждый работою
Должен Родину радовать.
/Cосо Джугашвили/

В 1948 году это стихотворение вошло в хорошо иллюстрированную книгу, которая была издана тиражом 10 000 экземпляров. На русский язык «Утро» перевёл Николай Добрюха.

Почему Сосо Джугашвили не пошёл литературу


Юный Иосиф — будущий вождь народов.

В юные годы стать поэтами мечтают многие. Стремятся прославится и публиковаться в солидных изданиях, потом смиряются с поражением, а в зрелом возрасте с улыбкой вспоминают свои юношеские пробы пера. Иосиф Джугашвили о поэтическом признании не мечтал. В юности его стихи охотно публиковали грузинские журналы и газеты. Но честолюбивый Сосо выбрал другой путь – путь революционера.

1880-90-е годы были временем, когда в России бурно развивался капитализм. Люди старались получить прибыль, делали бизнес и деньги. А Иосиф Джугашвили, который с детства знал, что такое нужда, понимал, что стезя поэта – это не только слава, это унижения и безденежье. А мириться с этим он не хотел.


Семинарист Джугашвили.

Поэтическая деятельность Иосифа Джугашвили продлилась всего 4 года — 1893 по 1896 годы. До сегодняшнего дня дошло только шесть написанных юным Сталиным стихов, которые были напечатаны в газетах «Квали» и «Иверия» в 1985 – 96 годах. Остальные рукописи его стихотворений безвозвратно утеряны.

Ходил он от дома к дому,
Стучась у чужих дверей,
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.

А в песне его, а в песне –
Как солнечный блеск чиста,
Звучала великая правда,
Возвышенная мечта.

Сердца, превращенные в камень,
Заставить биться сумел,
У многих будил он разум,
Дремавший в глубокой тьме.
Но люди, забывшие Бога,
Хранящие в сердце тьму,
Полную чашу отравы
Преподнесли ему.*

Сказали ему: „Проклятый,
Пей, осуши до дна…
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!»

/Cосо Джугашвили/

Как поэт Сосо Джугашвили по воле Сталина лишился Сталинской премии


В 1949 году Лаврентий Берия предпринял попытку втайне от Сталина к его 70-летнему юбилею издать его стихи на русском языке в подарочном оформлении. Он отобрал для этой цели лучших переводчиков, среди которых были будущий нобелевский лауреат Борис Пастернак и Арсений Тарковский, отец всемирно известного кинорежиссер Андрея Тарковского. Один из переводчиков, ознакомившись с подстрочниками и не зная, кто их автор, сказал: «Заслуживают Сталинской премии первой степени». Но когда работа над переводами была в разгаре, последовал приказ деятельность прекратить.

Шел он от дома к дому,
В двери чужие стучал.
Под старый дубовый пандури
Нехитрый мотив звучал.
В напеве его и в песне,
Как солнечный луч, чиста,
Жила великая правда –
Божественная мечта.
Сердца, превращенные в камень,
Будил одинокий напев.
Дремавший в потемках пламень
Взметался выше дерев.
Но люди, забывшие Бога,
Хранящие в сердце тьму,
Вместо вина отраву
Налили в чашу ему.
Сказали ему: «Будь проклят!
Чашу испей до дна!..
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!»
/Cосо Джугашвили/


Иосиф Сталин за работой.

Впрочем, есть и другая версия, о которой рассказала Галина Нейгауз. По её версии Сталин осознавал всю глубину поэтического дара Пастернака и не раз разговаривал с ним по телефону. А как-то попросил поэта оценить стихи одного из его друзей. Пастернак догадался, что это стихи самого вождя. Когда Пастернак прочитал стихи, то счёл их примитивными и неинтересными. А когда Сталин позвонил, чтобы узнать его мнение, он решительно сказал: «Пускай ваш друг занимается другим делом, если оно у него есть». Сталин помолчал и сказал: «Спасибо за откровенность, так и передам». После этого Пастернак ожидал, что за ним придут.

В продолжение рассказа о литературе первой половины XX века рассказ о том, как советская цензура боролась с крамольной литературой .

Источник: kulturologia.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.