Как отважный воин стал монахом и какие подвиги совершил Архимандрит Алипий Воронов



Дойдя до Берлина и получив самые высшие воинские награды, этот человек стал монахом и настоятелем одного из самых крупных российских монастырей, но воином быть не перестал. Всю жизнь он сражался с глупостью и невежественностью, и всегда побеждал. А еще до конца своих дней он оставался художником, хранителем и собирателем культурных ценностей, за что его даже называли «псковским Третьяковым».

Жизнь Ивана Михайловича Воронова разворачивалась как удивительная пестрая лента, изгибаясь совершенно в противоположных направлениях. Родившись в 1914 году в глухой деревеньке, он, тем не менее, сумел получить в Москве художественное образование. Работал, правда, затем в метрострое и на заводе. С 1942 по 1945 прошёл боевой путь от Москвы до Берлина в составе Четвёртой танковой армии, заслужив Орден Красной звезды. Удивительно, но именно война сделала его настоящим художником – все свои боевые годы он не расставался с этюдником и постоянно рисовал. Его фронтовые работы выставлялись даже во время войны, а в 1946 году в Москве в Колонном зале Дома Союзов была организована персональная выставка.

Однако не только искусство поддерживало молодого художника. Как он сам потом признался, «Война была такой страшной, что я дал слово Богу, что если я в этой страшной битве выживу, то я обязательно уйду в монастырь». Через 5 лет после окончания войны успешный живописец выполнил свое обещание и стал послушником Троице-Сергиевой лавры в Загорске. С этого момента начался новый виток этой удивительной судьбы.


Отец Алипий в своем рабочем кабинете

При постриге Иван Михайлович получил имя Алипий, что значит «беспечальный». Это имя на всю оставшуюся жизнь стало его талисманом. Неожиданно для самого себя, приняв священнический сан, бывший герой войны опять оказался на поле битвы, причем очень жестокой. В 1959 году отец Алипий был назначен наместником Псково-Печерского монастыря и принял на себя все удары, которые обрушивались в те годы на Русскую православную церковь, вернее на то, что к тому времени от нее осталось. Хрущев как раз начал новый виток антирелигиозной борьбы и обещал показать последнего попа по телевизору. На немногочисленные сохранившиеся храмы обрушилась информационная волна. Заголовки газет тех лет пестрели броскими заголовками: «Псково-Печерский монастырь – очаг религиозного мракобесия», «Аллилуйя вприсядку», «Нахлебники в рясах», «Лицемеры в рясах». С высоты очередного витка религиозности, осенившего нашу страну в последние десятилетия, хочется заметить, что священнослужители именно тех лет заслуживали подобные эпитеты в наименьшей степени, чем их российские коллеги из любого другого периода истории.


Архимандрит Алипий и местная молодежь

Архимандрит Алипий много лет отражал нападки властей на свой монастырь. Народная молва сохранила множество полулегендарных историй об этой неравной битве с самой системой из которой «воин в черной рясе», как ни странно, всегда выходил победителем. Оружием его теперь стало острое слово и абсолютная отвага. Одна из самых известных историй рассказывает о том, как по велению настоятеля перед приездом очередной комиссии по закрытию в монастыре была обнаружена… чума. Именно такое извещение Алипий вывесил на воротах и отказался впускать на территорию кого бы то ни было:

«- Мне-то своих монахов, дураков, простите, не жалко, потому что они все равно в Царствии небесном прописаны. А Вас, Анна Ивановна (главой комиссии была председатель Комитета по культуре А.И. Медведева), и ваших начальников пустить не могу. Я ведь за вас, и ваших начальников на Страшном суде-то и слов не найду, как за вас отвечать. Так что простите, я вам врата не открою.»

После чего в очередной раз полетел в Москву – уговаривать, улещивать, убеждать и, как обычно, побеждать. В результате отстоять Псково-Печерский монастырь ему удалось. Эта обитель, кстати, осталась одной из немногих в России, которая не прекращала свою работу никогда – начиная с самого основания, с 1473 года.


Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь – один из самых древних и крупных мужских монастырей в России


Уникальная система пещерных комплексов Псково-Печерского монастыря имеет протяженность более 200 метров.

Сохранив обитель от закрытия, Архимандрит Алипий смог еще и вернуть сокровища, вывезенные в 1944 году нацистами из монастырской ризницы. По сохранившимся документам, это были несколько сотен предметов, запакованные в 4 ящика. Многолетние поиски настоятеля не давали результатов, пока в 1968 году Алипий не обратился к общественности. В газете «Советская Россия» была опубликована статья «Где сокровища Печорского монастыря?», после чего поисками занялись множество людей. В результате обнаружили печорские сокровища в ФРГ. Помог в этом местный фермер, а по совместительству детектив-любитель Георг Штайн. Оказалось, что ценности хранились все эти годы в запасниках музея икон города Реклингхаузен. В мае 1973 года монастырские ценности были возвращены. После их описи оказалось, что в нашу страну вернулась коллекция огромной стоимости — всего 620 произведений искусства из золота и серебра, относящихся к середине XVI — началу XX столетия.


Отец Алипий сам занимался иконописью и реставрацией

Архимандрит Алипий всю жизнь оставался страстным коллекционером и собирателем произведений искусства. В его коллекции были картины Шишкина, Крамского, Васнецова, Нестерова, Клодта, Айвазовского, Поленова, Кустодиева, Бакста, Маковского, а также западноевропейских мастеров. Все полотна после его смерти (а частично, в последние годы жизни) были переданы в художественные музеи. Умер отец Алипий в 1975 году, не дожив всего несколько месяцев до открытия выставки «Русская живопись и графика XVIII-XX веков из собрания И.М.Воронова» в Русском музее.

Смотрите в продолжение темы фотографии 13 разрушенных православных храмов из разных уголков России.

Источник: kulturologia.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.