Борьба за русский язык: Кому и зачем нужны феминитивы, и как правильно — доктор или докторша


Что общего между авторкой, первой учительницей и кассиршей: О феминитивах доступно.

Не первый год в русскоязычном сегменте интернета кипят дискуссии, которые, говоря честно, среднему обывателю просто непонятны. Одни отстаивают в них право использовать феминитивы, другие отвечают, что феминитивы уродуют и разрушают русский язык. В одних статьях используют таинственные слова, которые выглядят так, словно собеседник не сумел перейти с чешского языка на русский — «авторка», «спецкорка», «борчиня», в других ты дочитываешь статью до середины, прежде, чем понять, что продюсер, создавший семью с топ-менеджером IT-компании — вовсе не гей-пара. Что за зверь — феминитивы, почему кипят вокруг такие страсти и почему кто-то борется за их употребление?

Вы разговариваете феминитивами с детства


Феминитив (он же феминатив) — слово, обозначающее в женском роде какого-либо специалиста, работника, представителя национальности или религии и так далее. Учительница, няня, блондинка, брюнетка, шведка, японка, студентка, школьница — все эти слова относится к феминитивом. Спор идёт в основном вокруг феминитивов, не утверждённых как литературная норма, и не такого уж большого ряда традиционных феминитивов (использовать по отношению к женщине слова художник и писатель или художница и писательница, например).


На этом плакате есть феминитив.

Например, есть много специалистов своего дела, которые воспринимают обозначение их профессии в женском роде не как стилистическую особенность чьей-то речи, а как личное оскорбление, а в Википедии и Гугле можно увидеть, как про какую-нибудь знаменитость прошлого пишут «женщина-художник» или рядышком слова в разном роде: «писатель, суфражистка»

Спор также ведётся вокруг того, вправе ли один человек, будь он сторонник или противник феминитивов, требовать от другого выстраивать речь согласно его личному вкусу, вплоть до оскорблений в случае отказа. Подобные же страсти совсем недавно кипели вокруг свежих заимствований, вроде «смузи», «фитнес», «менеджер» и «коворкинг».


Не так легко пройти мимо и не поучить другого.

Почему некоторые люди за феминитивы?


Удивительным образом феминитивы любят использовать два противоположных лагеря: феминистки (кстати, не все) и любители старины, которые, впрочем, кроме «врачих» и «профессорш» используют ещё много полузабытых старинных слов. Понятно, что последним нравится всё традиционное, а для русского языка много веков нормально было образовывать формы женского рода для обозначения женщин в профессии и не только. У феминисток же совсем иные резоны.

Первый: видимость вклада женщин в ту или иную профессию. Когда большинство профессионалов вокруг называют в мужском роде, мозг попадает в ловушку и многие начинают верить, что работают в основном мужчины — и всё вокруг создают тоже они, а женщины, максимум, идут работать в школу. Кроме того, в российских учебниках упоминается множество учёных, но, поскольку не даются их полные имена, а специальность всегда упоминается в мужском роде, создаётся и другая иллюзия — что женщины не вносили вклада в науку.


А если девочка станет великим химиком, то, как много людей будет знать, что пользуется её изобретениями, сильно зависит от того, будет ли у её фамилии женский род.

Сами по себе иллюзии кажутся неопасными, но их используют, чтобы аргументировать, почему правильно платить женщинам меньше, почему профессионального авторитета у женщин быть не должно или почему женщин стоит урезать в гражданских правах. Примерно половине граждан России подобное очень неприятно — потому что примерно половина граждан России, собственно, гражданки, если воспользоваться феминитивом.

Второй: феминитивы могут помочь привыкнуть к мысли, что специалисты разного пола равноценны. Если одна и та же профессия в мужском роде звучит важно, а в женском начинает казаться чем-то несерьёзным, дело явно не в слове: дело в том, что женщины в этой профессии воспринимаются посторонними. Но вот если начать употреблять слова вроде «поэтесса» и «чертёжница» совершенно в тех же ситуациях и с той же интонацией, что и «поэт» с «чертёжником», может быть, это немного выровняет восприятие чисто на психологическом уровне.


Ударница, будь в рядах ударников.

Почему другим они не нравятся?


Больше всего протестуют против непривычных феминитивов — женского рода для таких слов, как «автор», «редактор», «курьер», «менеджер» и так далее. Но в некоторых случаях протест носит также идеологический характер (и часть противниц феминитивов — феминистки).

Причина первая: отказ от женского рода для профессий и других видов занятий, возможно, уравнял бы восприятие специалистов. Если все вокруг, и мужчины, и женщины, таксисты, юристы и журналисты, то вроде как и разница в отношении к ним будет глупой. В общем, это что-то вроде политкорректности в том смысле, в каком обычно это слово употребляется в России: если сделать невидимой разницу на словах, то исчезнет и проблема дискриминации и разных возможностей в детстве и по жизни.


Плакат, изображающий двух космонавтов-супругов, Валентину Терешкову и её мужа.

Причина вторая: упоминание профессии в женском роде привлекает внимание к полу, делая его первостепенным по отношению к профессии. При этом подразумевается, что к полу может привлечь внимание только женский род слов, в отличие от мужского. Не совсем, однако, понятно, почему бы в таком случае не отказываться и от прилагательных женского пола: ведь слова вроде «коммуникабельная» и «умная» точно так же чётко обозначают, что речь идёт о женщине. Делают ли они пол главнее качеств, вот в чём вопрос?

Причина третья: как ни неожиданно для многих противников феминитивов, в их рядах — представители ЛГБТ и их сторонники. Далеко не каждый человек готов объявлять свой гендер — мужской, женский или, например, отсутствующий вовсе. Отказ от деления существительных, обозначающих род занятий, на женские и мужские мог бы снять эту проблему. Кстати, как раз в этом случае ратуют и за отмену рода для глаголов и прилагательных, что логично.


Будь готов.

Причина четвёртая: не все в курсе, кто именно стоит за и против феминитивов. Их принято связывать с феминистками, а некоторым людям просто хочется делать всё назло феминисткам. Если бы только феминистку порадовали их здоровые уши — они бы и уши себе отморозили.

Почему некоторые феминитивы выглядят так странно?


Фотографка, авторесса, психиатриня, менеджерица — такое впечатление, что кто-то перескакивает с чешского или болгарского на русский и всё время путается в словах. Откуда берутся все эти слова, кто их придумывает и почему они так странно выглядят?

Когда нет кодифицированных (занесённых в словари) форм, но есть (у кого-то из носителей языка, не обязательно у всех) нужда в этой форме, человек пытается построить слово, исходя из своих знаний о том, как слова в языке появляются. То же самое происходит, если слово уже есть, но человеку неизвестно. Так что многие необычные феминитивы просто придумываются на ходу, а потом подхватываются (или не подхватываются, или активно используются для высмеивания) другими. Слова, взятые не из словаря, а составленные под собственные нужды, называются «окказионализмами», то есть — сделанными по случаю, если перевести буквально.


Дореволюционная картина Николая Касаткина *Шахтёрка*.

Причин, по которой именно так складывают порой феминитивы, несколько. Одним нравится заимствовать опыт других славянских языков (то есть, когда вам кажется, что слово принесли из польского или белорусского — вам не кажется). Другие любят всё унифицировать и мечтают о едином общем способе образовывать женский род. Тут возможны варианты, приставлять ко всему суффикс -к- или суффикс -есс-. А может быть, -иц-? Третьи специально уходят от форм, которые уже существуют в русском языке, вроде «докторши» и «врачихи», поскольку в среде интеллигенции эти формы считаются просторечными и высмеиваются. Тогда почему бы не придумать докторку или врачиню? (Или очень суровую редактрикс вместо редакторши).

Наконец, иногда слово составлено по вполне традиционным лекалам и особой истории насмешек над ним нет, но оно выглядит непривычно, как когда-то непривычно выглядели «пиар», «рейтинг» и «менеджер». Вспомните, как эти слова раздражали многих в девяностые!


В девяностые слова типа бизнесмен или пиарить модно было высмеивать.

А как у классиков?


В литературе и прессе девятнадцатого и двадцатого века можно встретить множество феминитивов, которые теперь смотрятся странно. Некоторые, столкнувшись с ними, считают их деревенским говором или новоделом от феминисток. Так, в старых книгах и статьях можно встретить инспектрису Смольного института благородных девиц, шофёрку и шофёрицу, авиатрису, скульптрису и докторшу (и речь идёт о даме с медицинским образованием, а не о жене доктора). Ломоносов упоминает шапочницу и калачницу, советские писатели — скрипачек, дореволюционные — музыкантш.

В общем-то, ничего удивительного для языка, в котором существует даже не два, а три грамматических рода, два из которых в случае с людьми много веков ассоциируют с полом. Фактически, отказ от феминитивов происходит не раньше конца девятнадцатого века, а признаком образованности и литературной речи становится и вовсе только после войны.

В этой статье нет ни одной современной нам российской монахини, и потомы мы рискнули использовать феминитивы, которые были в ходу в прежние века: 7 монахинь в мировой истории, которые прославились не только в области религии.

Текст: Лилит Мазикина.

Источник: kulturologia.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.