«Юнона и Авось» под крышей Зелёного театра

Собственно, как таковой крыши в Зелёном театре нет. Это открытая концертная площадка на территории выставочного комплекса ВДНХ, где при благоприятных погодных условиях спокойно могут разместиться около 3 000 зрителей. Последний вечер уходящего лета выдался ясным, а с наступлением темноты заметно похолодало, так что предусмотренные организаторами пледы пришлись очень кстати. Наверное, поэтому зрители с дальних рядов, где таких пледов почему-то не оказалось, растащили их с первых рядов, но, как говорится, кто успел, того и плед. По стечению обстоятельств рабочая двадцатиминутная задержка дала возможность любителям опаздывать благополучно занять свои места в зрительном зале. Дамы и господа, устраивайтесь поудобнее – Театр Алексея Рыбникова представляет…

 

Теперь вы, конечно, догадались: речь здесь пойдёт совсем не о той рок-опере, которую без малого 40 лет играют в московском государственном театре «Ленком» (реж. Марк Захаров), и которую, несомненно, вы смотрели — если не в самом театре, то уж в телезаписи с гениальным Николаем Караченцовым наверняка. В 2009 году по просьбе французского кутюрье Пьера Кардена Алексей Рыбников создаёт новую, авторскую версию рок-оперы, премьера которой прошла летом того же года в Париже в рамках международного фестиваля искусств. На сегодняшний день спектакль продолжает жить, его активно возят на гастроли по городам России и за границу и с успехом принимают не только в странах СНГ, но и во Франции, Германии и даже в Израиле. По словам главного режиссёра Александра Рыхлова, сам Караченцов в своё время дал позитивную оценку его постановке как самостоятельному и самобытному явлению в театральном искусстве.

 

Рыхлов намеренно сместил акценты в сценической версии «Юноны»: ему было важно, в отличие от оригинальной постановки «Ленкома», где драматически преобладает любовная линия главных героев, вывести на первый план душевные терзания Резанова и усилить музыкальную составляющую современной оркестровкой. И действительно, романтическая связь испанской красавицы и русского офицера сквозит в спектакле как бы между делом, а основное внимание сосредоточено на фигуре Резанова. Фигура уверенная, к началу действия исполненная решимости и упорства, и в то же время болезненно хрупкая, когда достигнут предел её прочности.

 

Исполнитель роли – Александр Поздняков, участник первого сезона музыкального проекта «Голос» (2012 г.) и один из основателей рок-группы Black Rocks (вместе с братом Никитой Поздняковым, который, к слову, тоже занят в спектакле — и тоже играет роль Резанова). С первых минут Резанов обращается к небу: он просит Богородицу о заступничестве, тщетно взывает к милосердию Создателя, но его молитва от раза к разу бесследно растворяется в пространстве. Его первейшее стремление – найти успокоение души на земле, обрести точку опоры, без которой он не может удержаться на ногах. Уже стоя на коленях, не способный обрести веру в справедливого Бога, Резанов в отчаянии отрекается от неё. Изящный образ, вместе с тем печальный от начала и до самого конца, а рок-вокал Позднякова – это чистая эмоция с выразительными подъёмами и срывами, от которых перехватывает дыхание и тоскливо сжимается сердце. Этот эффект дополнительно усиливает хор, то и дело собирающийся за спиной Резанова, а точнее сказать, духовное хоровое пение, когда оно входит в резонанс с твоими собственными вибрациями.

 

Сценография решена предельно просто: на середине сцены установлен металлический каркас прямоугольной формы с закреплёнными по обеим сторонам канатами. Конечно, на контрасте со зрелищными ленкомовскими декорациями эта конструкция выглядит сравнительно скромно, но согласитесь: едва ли такого рода минимализм может помешать восприятию всем известного сюжета. Напротив, он стимулирует лучший в нашем арсенале инструмент – воображение, благодаря которому каждый с лёгкостью может очутиться, скажем, посреди бушующего океанского простора или в бальной зале дона Аргуэльо.

 

Несмотря на вечернюю прохладу, зрители удивительно тепло принимали спектакль в каком-то едином порыве неравнодушия, во время финальной песни «Аллилуйя любви», словно по негласной команде, из темноты зрительного зала загорались один за другим фонарики мобильных телефонов, зал стоя провожал артистов. Потому что эта музыка переворачивает душу, дёргая за тончайшие её струны.

 

И вот что ещё интересно: бессмертная история любви оказывается при ближайшем рассмотрении художественным вымыслом, красивой легендой, возведённой авторами в абсолют. Историки напирают на тот факт, что реальные прототипы рок-оперы чересчур романтизированы, и на самом деле связь Резанова с Кончитой носила чисто прагматический характер, причём, с обеих сторон. Якобы, Резанов, имея на девушку дипломатические виды, вскружил её провинциальную голову рассказами о роскошной жизни в России, куда обещал увезти её сразу после свадьбы. И юная Кончита поверила – не в любовь к российскому чиновнику, но в обнадёживающую перспективу вырваться на свободу из скучной калифорнийской глуши. Романтического ореола как не бывало…

 

Тогда почему зритель, не взирая на фактические опровержения, упорно продолжает верить в реальное чувство между Резановым и Кончитой? Как знать? Может быть, именно в этом заключается уникальный феномен «Юноны» — убедительные, живые образы, на протяжении десятков лет создаваемые совершенно разными актёрами, не вызывают ни малейшего сомнения в правдивости истории, рассказанной ими со сцены.

 

Милена Негребецкая специально для Musecube
Фотографии Екатерины Апциаури можно увидеть здесь

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.