Какие же вы хищники?

На сцене Театриума на Серпуховке — спектакль «Хищники». Ранняя повесть А.П. Чехова «Драма на охоте», немного классических романсов и хороший состав.

 

Не подходит спектаклю только указанный в программке жанр «мюзикл» и название. Мюзикла, как и хищников, там нет. Все три центральных персонажа — скорее, грешнички, чем хищники, да и меленькой подлости, как и пошлости, в них предостаточно. А в остальном — обычные люди. Что сто с лишним лет назад, когда была опубликована повесть, что сегодня, когда история «оленьки» встречается на каждом шагу. Разве что «тряпки» подороже да графья помельче, а так — ничего не изменилось.

 

Да и судебные следователи сегодня иные. Только Урбенины — те же.

 

Художник-постановщик Алексей Уланов создал весь спектакль на небольшом пространстве с минимальными декорациями. Художественное решение — два цвета, серый и белый. Кроме Оленьки в красном платье ярких пятен и нет.

 

Серая скука и белая муть, чеховская действительность. Да и «цветочек аленький» не цветочек, а так, пустоцвет. Тем страшнее история, чем обыденнее и тише цвета.

 

И всю эту блеклую тоскливую историю прекрасно развернули меж двух колоннад под рюмочку и с романсами. Ах, да, еще и цыганочка с выходом удалась, лишившись прежнего «танца шкилета», разошедшегося на «мемы» после первого показа.

 

Давно не секрет, что успешность современного проекта — это, прежде всего, грамотный пиар, менеджмент и имена.

 

Пиар «Хищников» в фан-сообществах, «слив» съемки на смартфон, фотосеты с репетиций, доведенный до нужного градуса интерес — позади. Спектакль раскручен, и, соглашусь, он удался. Не хватает только зрителя, но и он придет, как только показы станут регулярнее.

 

На московской театральной сцене появился сильный и свежий спектакль. Спасибо, что по сравнению со «слитой версией» убрали все пассы в сторону поклонников того или иного артиста.

 

Признаться, частые смешки от поклонниц по поводу и без повода, что звучали во время спектакля, мешали сосредоточиться, а порой и создавали проблемы другим зрителям.

 

История двух кутил, что заприметили в лесу «трепещущую лань» и поддались зову плоти, а в ответ получили меркантильную дамочку — привлекательна. Достаточно вспомнить популярный фильм 1978 года, «Мой ласковый и нежный зверь» с Олегом Янковским, Леонидом Марковым и Кириллом Лавровым.

 

Но вспоминался и другой телеспектакль, менее известный — «Драма на охоте» 1970 года, где играли Юрий Васильевич Яковлев, Александр Кайдановский и Владимир Самойлов.

 

И в этом — заслуга режиссера сегодняшней постановки, Валерия Владимирова. Все предыдущие версии только всплывали в памяти, но смотреть новый спектакль было интересно.

 

«Хищники» удивительно компактны, современны и гармоничны. Не начинает звучать в вашей голове вальс Евгения Доги. И за это — отдельное спасибо создателям и актерам. Обойти самый известный вальс и не обойти прозведение Чехова, сохранив язык и стиль повествования, бережно и с любовью донести голос писателя — и при этом спектакль современен, понятен и обманчиво прост, как сам Антон Павлович Чехов.

 

Все действие разворачивается, как страницы повести, порой в паузах доходя до ощущения переворачиваемой страницы.

 

Паузы — еще одна удача Владимирова. Они длятся непривычно долго, они дают то нужное время для зрителя, чтобы осознать, что значит молчание героев. Только что зал смеялся над проказниками, но вмиг замирает действо, останавливается — но только чтобы недосказанное оформилось с убийственной точностью. Начинают мысль актеры, а довершает — зритель. Контакт не прерывается, как не прерывается в спектакле лучшая театральная традиция — уважение к своему зрителю, служение ему, а не зрелищности.

 

Комедийные моменты прописаны с необычайным вкусом и тактом, но все они обособлены, как кавычками, этими «владимировскими» паузами, от которых морозец простреливает.

 

Даже разошедшийся в сети на «мемы» загул смотрится не веселым «эх, счас начнется!», а, скорее, иллюстративно, символически.

 

Актерам вольно и хорошо, режиссер дал им все для развития персонажей и любимой работы. И это чувствуется.

 

Всего пятеро персонажей, но каждому отведено предостаточно времени.

 

Зиновьев — Дмитрий Ермак. От первого выхода до последнего ухода — четко, ярко и мощно. Зиновьев больше похож на образованное животное — мужской статью, мужской палитрой эмоций и мыслей. И его поведение, его мучительные отношения с самим собой, раздумья — Дмитрий Ермак ничего не упустил, все обозначил и вывел на сцену, со всем своим обаянием, талантом и мастерством. Ни единой ошибки, ни одной неровности — сравнить можно только с натягиваемой струной на грифе, которая настраивается, настраивается, доходит до верной ноты, перетягивается, а потом лопается — и весь спектакль этот образ струны-Зиновьева не отпускает.

 

Особенно отмечу финальную сцену — убийство и немыслимая, почти минутная пауза. Дмитрий в ней чудовищен, убит своим же выстрелом — зал не мог пошевелиться, не мог выдохнуть, а пауза все длилась. И при этом весь спектакль не перевешивала эта мизансцена, а, наоборот, все шло к этой минуте, к моменту, когда лопнет натянутая струна.

 

Граф Карнеев, Игорь Балалаев. В который раз, в любой роли — личность, сильнейший драматический дар и знак качества. Карнеев в «Хищниках» не обладает бесхребетностью и грязнотцой героя повести, не развратен и не противен, как герой Лаврова, не пошл и не мерзок, как Кайдановский, но есть в нем то, балалаевское потаенное «человечек он, всего лишь человечек такой, но и вам судить его не позволено». Карнеев не развратен, чуть пошловат в развлечениях, но от скуки-с да и сладкое любит. Да, своеволен и упрямо добрался до цели, когда в его руки пала супружница управляющего, но сама ведь пала, без принуждения!

 

Карнеев на девственную Оленьку глаз положил, но цветка сорвать не смеет, «замуж выдать надобно». Эта маленькая черта — важна. Граф, да полно, вы и не такое творили! — ан нет, про него не скажешь. Цыганочки, пьянство, романчик завертеть, может и куртизанкой развлечься, но «цветочек сорвать» — увольте, принцип. Чистоту нарушить, «соблазнить малую сию» — нет. И эта черта, за которую он перейти внутри себя не волен. Забавник, пьяница, милейший граф, но какой же он хищник? Так, пошленький чуть. Но не мерзок, не подл. Подловат? Быть может, но скорее — трусоват. Мерзок? Нет, ведь не насильничал он девушку, не принудил, не совратил — в карете катал, «десять минут ручку лобызал». И одна фраза, что завершает портрет этой души: «Я взял ее в дом, как жену, она же держит себя, как любовница, которой платят деньги. Но теперь шабаш! Смиряю в душе тревогу и начинаю видеть в Ольге любовницу».

 

И отдельное спасибо, что в этом мюзикле Балалаев больше играет, чем поет. Побольше бы драматических, сложных и неоднозначных ролей актеру, потому что о магическом голосе Игоря Балалаева знают все. Но немногие видели его в серьезных и глубоких спектаклях.

 

Оленька — Ася Будрина. Замечательно. Сложная роль. Молодая актриса — и уже столько прилежности, понимания и работы с каждым жестом, каждой интонацией. Весь спектакль смотреть на нее радостно, Оленька обнажается постепенно — от красного платья, от дикого лесного цветка к концу повести остается только запутавшаяся в себе дамочка, что уже не вызывает сочувствия. От девушки в лесу до «попробовали бы жить в лесу да ждать жениха». Озлобленная скорее не на лес, а на свою собственную жизнь, но понять ее — если постараться, то можно. Беда ее в том, что, выйдя из леса, она вынесла из грез своей юности только желание красивых платьев, но не красоты. Ее беда — именно в этом. Будрина не просто справилась, это ее удавшаяся роль, ее очередная покоренная вершина. Личная победа. Одна из первых, но важная, решающая.

 

Герои пьесы проходят перед зрителями, кутят, мучают друг друга, но сострадание — вызвал только один. Петр Егорыч, управляющий Урбенин. Вот для кого все — трагедия, от начала до конца. И все же его горе — озарено. Он единственный, кто по-настоящему любит свою Оленьку. И она, в отличие от убиенной дамочки, останется с ним на все оставшееся существование его. Жизни уже не будет, а мученичество — будет. Нет, не оттого, что Оленька и со следователем, и с графом, и убита в итоге. Пожилой управляющий, вдовец с детьми, мечтавший о спутнице, о друге, об идеале. Урбенин видит в девушке не просто мечту, она для него — последняя любовь, последняя отрада.

 

И скорее всего даже после охоты, даже после Зиновьева и графа, воротись она к законному супругу — тот простил бы ее. Потому что спасти ее после всего — мог он один, мудростью, любовью, преданностью, пониманием своим. Он просто не успел ничего ей подарить, из того, о чем, несомненно, мечтал. И кто знает, может быть один Урбенин был способен объяснить Оленьке, научить ее, что платья износятся, а душа — нет, что она лучше, чем думает о себе, просто себя еще не знает. Может быть, он смог бы пробудить в ней чувство красоты, а не красивости, и тем бы спас.

 

Позднее сам Чехов вернулся к теме старика и молодой жены. В «Анне на шее». Но и там — его герои не смогли найти той красоты, что спасет, скатившись к удобному самообману. А в ранней повести любовь Урбенина — прежде всего тоска о красоте. Беда Петра Егорыча в том, что он поверил в красоту, не ведая, что Оленька до красоты подлинной не доросла.

 

Народный артист России, Александр Сергевич Пашутин в роли Урбенина. Самый старший из актеров и самый колоритный персонаж в спектакле. Порой нет сил смотреть на его героя — жестокая игра, что затеяли граф и Зиновьев, беспощадная пошлость Оленьки, бесстыдство, которое сотворили с пожилым уже человеком, тому причиной.

 

Сцена свадебного поцелуя, как и сцена выстрела, страшна и мерзка. Ощущение блаженной слепоты любящего Урбенина, унижение, которое допускает сама Оленька, недостойное графа и следователя потворство.

 

Невозможность счастья, построенного на непорядочности — основа «Хищников».

 

Спектакль удался. Спектакль живой, полнозвучный и страстный. Но ему не хватает сцены театра, старого и намоленного зала, большего круга зрителей и театралов, что примут его и оценят по достоинству.

 

Это — единственное мое пожелание режиссеру и актерам: обрести свой дом, свою сцену, чтобы «Хищники» вошли в репертуар настоящего театра.

 

Диана Галли специально для Musecube
Фотографии Елены Ульяновой можно увидеть здесь

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.