Глеб Матвейчук: сказка на сцене и в жизни

Глеб Матвейчук не нуждается в дополнительном представлении. Актер, певец, композитор, а с некоторых пор ещё продюсер и режиссер, он успел попробовать за свою творческую карьеру множество творческих профессий. Массовому зрителю Глеб знаком как победитель шоу «Две звезды», где выступал в паре с Ольгой Кормухиной, и финалист проекта «Точь-в-точь», тогда как московской и петербургской публике он больше известен как композитор к кинофильмам («Адмирал», «Новая Земля», «На крючке» и т.д.), а также исполнитель главных ролей в мюзиклах «Иисус Христос – суперзвезда», «Монте-Кристо», «Джекилл и Хайд», «Территория страсти». В декабре прошлого года, Глеб попробовал себя в новом качестве – режиссера и продюсера, выпустив гастрольный мюзикл «Лабиринты сна», поставленный по мотивам произведения Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». В феврале премьера состоялась в Петербурге. После спектакля мы встретились с Глебом, чтобы узнать подробности выпуска спектакля.

 

Musecube: Глеб, почему для своего мюзикла Вы взяли за основу сказку Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес»?

Глеб Матвейчук: Сказка Льюиса Кэрролла, во-первых, дает мне, как режиссеру, очень большие возможности для воплощения разных творческих задач. Стилистика и жанр в рамках данного произведения могут быть любыми. Эта сказка — полет для фантазии композитора. Здесь есть прекрасная возможность экспериментировать и не бояться выйти за рамки стилистики. И, во-вторых, конечно же, то, что у меня есть дочь Алиса. Именно ей я посвятил этот мюзикл, и очень надеюсь, когда она вырастет, то увидит его, посмотрит, и оценит.

 

Musecube: Идея спектакля появилась до того, как родилась Алиса?

Глеб Матвейчук: Сам спектакль появился уже после – в декабре, Алиса родилась в сентябре. Первой всё равно возникла мысль о дочке. Я чувствовал и знал, что она появится, что это будет именно Алиса, поэтому идея мюзикла созрела сама собой.

 

Musecube: Изменилось ли у Вас впечатление с годами от «Алисы в стране чудес»?

Глеб Матвейчук: На самом деле оригинальную сказку очень сложно читать. Многие в ней находят какие-то философские смыслы, идеи, которые будут жить всегда, пока существует человечество. Взять, к примеру, «Ромео и Джульетту» Шекспира – эта история уже существует на уровне городской легенды. Есть такая формула, смысл которой заключается в том, что в каждом сюжете заложен какой-то другой сюжет, который был раньше. Своеобразная смысловая матрешка. Ведь со временем ничего кардинально нового не придумали. В этом плане «Алиса» для меня — это некая литературная классическая истина, отправная точка для музыкальной интерпретации.

 

Musecube: Сюжет вашего мюзикла не повторяет оригинальный.

Глеб Матвейчук: Не могу сказать, что четко точно следовал Кэрроллу в «Лабиринтах сна». Я взял основных героев и сделал свою интерпретацию, свое оригинальное прочтение. На оригинал, в общем-то, особо не опирался.

 

Musecube: Интрига держится до финала. Не понимаешь до самого конца, чем закончится спектакль, это цепляет.

Глеб Матвейчук: Этого и хотелось достичь. Я знаю, что существуют миллионы разных интерпретаций, и, конечно, многие из них очень интересные, но я решил сделать по-своему.

 

Musecube: «Лабиринты сна» — это спектакль больше для детей или для взрослых?

Глеб Матвейчук: У меня была задача сделать спектакль понятным и для взрослых, и для детей. Какие-то вещи дети не поймут, зато поймут и оценят взрослые. Но, естественно, музыкальный материал создан для восприятия детьми, они точно не будут скучать на этом мюзикле. Для них это всё равно красочная сказка в первую очередь, а для взрослых – это такое произведение, которое может натолкнуть на раздумья. Взрослые люди пишут очень интересные отзывы по поводу этого мюзикла, и это радует, потому что цель достигнута — я заинтересовал внимание взрослой аудитории.

 

Musecube: Ваш мюзикл придуман в формате антрепризного театра, то есть создан для того, чтобы гастролировать. Довольно необычно для жанра, учитывая сложность декораций. Вы сразу его задумывали, как спектакль, который будет путешествовать, а не базироваться в каком-то театре?

Глеб Матвейчук: Да, я не рассчитывал ни на государственную поддержку, ни на поддержку какого-то академического театра. Я делаю спектакли исходя из времени, в котором живу, и думаю, что такой мобильный формат в скором времени будет чуть ли не основным. Он, кстати, активно появляется и на западе. В России это более актуально, потому что большие проекты, особенно в небольших российских городах, невозможно будет увидеть, и невозможно поставить, так как это очень дорого и будет неподъемно для местных. Поэтому я делаю такие проекты, которые можно было увидеть где угодно: и в России, и в Китае. Мы просто берем наш багаж и едем в любую точку мира, показывая людям очень хорошие спектакли.

Musecube: Приходилось ли жертвовать какими-то идеями в связи с мобильным форматом?

Глеб Матвейчук: Конечно. Можно придумать и построить много разной бутафорной истории с лестницами, замками и диснейлендами. Но вопрос в другом — как сделать с помощью тех средств, которые есть, достойный антрепризный проект. Конечно, многим нам пришлось пожертвовать, но не могу сказать, что спектакль дешевый. Нет. Всё сделано на высоком уровне и этот проект не только ни в чём не уступает стационарным проектам, но даже во многом превосходит их, я в этом уверен.

 

Musecube: Антрепризный мюзикл – звучит как вызов.

Глеб Матвейчук: Дело в том, что это спектакль совершенно нового времени, нового поколения. Сейчас нет такого проекта, который можно легко взять и вывести на гастроли. Любые проекты, которые идут в Москве – большие, громоздкие, их невозможно транспортировать по разумным ценам в регионы. Можно привезти всё, что угодно, конечно, но это вопрос цены. Есть концертные версии мюзиклов, когда с оркестром в нужном порядке артисты просто поют песни из спектакля одну за одной, но это совершенно другой формат, иная история. Я же говорю об антрепризном движении, о новом антрепризном мюзикловом формате. «Лабиринты сна» — такой самобытный проект в этом плане, выстроенный под то, чтобы его могли максимально увидеть где угодно. У нас сейчас идут переговоры с Германией, Китаем, Финляндией, Азией и Прибалтикой – в следующем году намечается очень много гастролей.

 

Musecube: Получился универсальный проект для гастролей.

Глеб Матвейчук: Да, проект недорогой и очень качественный, а поэтому и привлекает региональных прокатчиков. Человек может выбрать: купить антрепризу — два человека и стул, либо настоящий высококачественный мюзикл — костюмированный, с декорациями, со светом, со звуком. В этом случае выбор всегда падает на нас. Поэтому я уверен, что в этом жанре пока что мы будем монополистами.

 

Musecube: «Лабиринты сна» — это первый проект, где Вы выступаете в качестве режиссера, продюсера, композитора и автора идеи. Сложно было совмещать сразу несколько ролей?

Глеб Матвейчук: Сложно. Я не стремлюсь быть и режиссером, и продюсером, и актером, и сценаристом, и автором идеи, и композитором в одном лице. Но, к сожалению, сейчас такое время, что приходится это делать. Тем более, когда я пишу музыку, то вижу общую картинку. В этот момент я мыслю и как режиссер и как продюсер. Общее представление, как это должно быть, у меня в голове есть. Поэтому в данном случае придумывать много не пришлось, будучи режиссером, потому что всё уже было заложено на этапе создания музыки.

 

Musecube: Быстро ли удалось подобрать актерский состав?

Глеб Матвейчук: В большинстве своем я взял своих друзей, в которых уверен, и я знаю, что они лучшие в этой профессии. К сожалению, как бы не говорили, что жанр мюзикла у нас процветает, я могу сказать, что идет обратный процесс – не так много профессиональных актёров, которые способны играть и петь одновременно. Школы мюзикла так и не появилось.

 

Musecube: Но за последнее время мюзиклов в обеих столицах ставится всё больше.

Глеб Матвейчук: У нас нет театра, который бы пропагандировал именно русский мюзикл, а не просто брал лицензии напрокат ради коммерции. Прокатные западные спектакли – это вторичное сырье, которое подают на нашей сцене под видом отечественного. Это, безусловно, тоже должно быть, но без разговоров о том, что такие люди занимаются русским театром, они зарабатывают деньги. Это совсем другое. Мы должны ставить произведения именно русских авторов. Мне кажется, что в нашей стране наоборот, идет целенаправленная борьба против отечественных композиторов, которых вытесняют с рынка. Конечно, есть исключения. Можно по-разному относиться к мюзиклам «Монте-Кристо», «Граф Орлов» и «Анна Каренина», но всё-таки Театр Оперетты в этом смысле держит марку, поэтому я могу сказать, что Оперетта делает много для продвижения русского мюзикла.

Musecube: В России не так много театров, которые ставят мюзиклы, всё же это дорогое довольствие как для бюджетных, так и для частных учреждений. Естественно, стараются ставить больше западных спектаклей, так как они уже имеют имя и музыкальные темы у всех на слуху.

Глеб Матвейчук: Дело в том, что такие проекты распиарены не за деньги российского театра, они распиарены за счет огромных компаний, таких как «Stage Entertainment» (голландская компания, прим.ред), которой уже нет, и других инвесторов, которые зарабатывают деньги для западных компаний.

 

Musecube: Лицензия – не дешёвая вещь.

Глеб Матвейчук: Естественно, поэтому огромные бюджеты выделяются на рекламу, так как нужно отбивать средства. Когда вся Москва или весь Питер завешены рекламой иностранного проекта, понятно, что русские проекты, которые создаются без таких капиталовложений, тонут. При этом даже не важно какого качества русский проект – он просто неконкурентоспособен.

 

Musecube: Есть ли будущее у русского мюзикла?

Глеб Матвейчук: Я думаю, что будущее есть у любого жанра, если появится государственная поддержка, определенная политическая линия и четкая программа, поддерживающая свои проекты. Например, в Китае на уровне государства существует ограничение на контент, который хотят показать другие страны. Пожалуйста, лицензию можно купить, но за совершенно другие деньги. Для западных продавцов очень дорого – выйти на китайский рынок. Это государственная программа по поддержке национальной культуры.

 

Musecube: То есть квотирование отчасти решило бы проблему?

Глеб Матвейчук: Думаю, что да, иначе не будет развиваться местный рынок, не будет возникать конкуренция. Я делаю спектакли на свои деньги, но, естественно, не выдержу никакой конкуренции с огромным проектом, в который вложены миллионы долларов. У меня есть возможность быть независимым, а какой-то другой хороший композитор не может поставить своё произведение, потому что никто не возьмется.

 

Musecube: У такого композитора нет имени.

Глеб Матвейчук: Никакие имена не будут появляться, если не будут ставиться произведения. А ставиться они не будут, потому что легче купить лицензию западного проекта, который уже раскручен, пригласить западного режиссера, взять наших артистов, и они повторят ровным счётом то же самое, что сделали двадцать пять лет назад на сцене Бродвея. Поэтому, когда начинаются разговоры о том, что у нас нет никого, я не согласен. Нет, у нас есть, только наши композиторы настолько не востребованы, что вынуждены уехать из страны или уйти из профессии.

 

Musecube: Некоторые спектакли всё же ставят: в московском Театре Оперетты — «Граф Орлов», «Анна Каренина», «Граф Монте-Кристо», в Театре музыкальной комедии Петербурга — «Девчонка на миллион», проекты продюсерской компании «Makers Lab» — «Мастер и Маргарита» и «Демон Онегина», в написании которого Вы принимали участие.

Глеб Матвейчук: Надо сказать, что к «Демону Онегина» я имею весьма посредственное отношение. Там всего лишь звучит три моих темы во всём этом огромном большом произведении. Поэтому, когда Ирина Афанасьева включила мою фамилию в список композиторов, я подумал, что это слишком. Композитором является Антон Танонов, а я автор трех мелодий, которые звучат в этом произведении.

 

Musecube: В дальнейшем планируете заниматься мюзиклами?

Глеб Матвейчук: Самое интересное направление в моей творческой жизни на данном этапе – это создание авторских мюзиклов. Планирую продолжать. «Лабиринты сна» – это мой первый проект, который я полностью, от начала до конца, сам придумал и курировал. Скорее всего последующие мюзиклы будут примерно в таком же формате. Мне нравится всё делать и придумывать самому. Не важно, буду я там режиссером или продюсером, но однозначно буду контролировать полное создание мюзикла, чтобы он вышел именно таким, как я его вижу.

 

Musecube: Не было желания сыграть в своих проектах?

Глеб Матвейчук: Почему же, было (улыбается). Но мне нужен трезвый взгляд на вещи. Когда ты — артист, то совсем по-другому мыслишь. Когда ты – продюсер, то смотришь в целом на произведение. Это две совершенно разные роли.

Musecube: Что запомнилось из просмотренного за последнее время?

Глеб Матвейчук: Большинство произведений, которые идут в Москве, я видел, но, чтобы что-то потрясло из последнего не могу вспомнить, ничего не появляется нового. У нас рынок в этом смысле мертв. К сожалению, люди всё меньше ходят в театр по понятным причинам. Все сидят у телевизора или монитора. Думаю, что скоро онлайн трансляции будут вытеснять походы в театр или филармонию. Хотя, с другой стороны, никогда онлайн не заменит настоящего трепета в зрительном зале, эту магию театра, когда ты понимаешь, что увиденное тобой здесь и сейчас никогда больше не повторится, и завтра тот же спектакль будет совершенно другим.

 

Musecube: Как Вы считаете, имеет ли государство право вмешиваться в искусство?

Глеб Матвейчук: Если государство даёт на что-то деньги, то имеет право спрашивать куда они были потрачены. Любой человек, если дает на что-то деньги, может спросить, и он в праве диктовать те или иные условия, потому что он заказчик.

 

Musecube: Как относитесь к цензуре в театре?

Глеб Матвейчук: Я за цензуру во всём, честно говоря. Сейчас очень сильно путают такие понятия как «цензура» и «свобода слова». В современном мире настолько не следят за тем, что транслирует телевидение, что страшно детям включать какие-то передачи. Это всё воспринимается ими и формирует дальше их личности. Я против мата, против грязи в эфирах. Некоторый кино и театральный контент работает сейчас против культуры. Искусство всё-таки должно приподнимать человека, делать его лучше, а не учить разного рода непотребствам и грязным выражениям. Это к творчеству не имеет отношения.

 

Musecube: Многие наоборот говорят, что это вид современного искусства.

Глеб Матвейчук: Это говорят люди, которые на этом зарабатывают деньги, надо помнить об этом. Это всё никакого отношения к искусству не имеет.

 

 

С Глебом Матвейчуком беседовала Яна Квятковская

Фотоотчёты Сергея Спиридонова и Алексея Набугорнова с репетиции мюзикла «Лабиринты сна» можно посмотреть здесь и здесь

 

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.